Статьи — Страница 2 — Фонд «Земля Нижегородская»

Благотворительный фонд
«Земля нижегородская»

Н.Новгород, Нижне-Волжская наб., 7/2, оф. 22
(831) 430-28-15, zhar-ptica27@yandex.ru

Н.Новгород, Нижне-Волжская наб., 7/2, оф. 22
(831) 430-28-15, zhar-ptica27@yandex.ru



(831) 430-28-15

Нижний Новгород,
Нижневолжская наб.,7/2,
2 этаж, офис 22

zhar-ptica27@yandex.ru


Жилой дом

Опубликовано

Рыбный переулок, д. 5/9

Памятник истории и культуры регионального значения

Перед вами — типичный для купеческой улицы второй половины XIX века доходный дом из красного кирпича, занимающий угловое положение на пересечении двух улиц: южным двухэтажным фасадом он выходит на Кожевенную улицу (бывшую Верхнюю Живоносновскую), а главным восточным фасадом из 12 окон выходит на Рыбный переулок и имеет переменную этажность. С запада здание примыкает к Дому Переплетчикова, где Максим Горький открыл в начале XX века чайную «Столбы» для босяков Миллионки. Первоначально по первому этажу дома шли арочные проемы, в которых были устроены торговые лавки. В советский период они были частично заложены и на их месте организованы оконные проемы. В настоящее время используется как многоквартирный жилой дом.

Дом расположен на старейшей исторической территории Нижнего Новгорода — «Нижний посад» (в XVIII – XIX вв. — Нижний базар), возникший как торгово-промысловое поселение вокруг старинного нижегородского торга в устье реки Почайны еще в середине XIV века. По данным «Писцовой книги» только в 1621— 1622 годах из 246 городских лавок насчитывалось около четверти (58) рыбных. Располагались они близ берега реки в соседстве с устьем Почайны. Прорези и садки с живой рыбой тянулись цепью по бечевнику на протяжении полуверсты. Сухая и соленая рыба хранилась в лавках и амбарах торговцев, а также на складах монастырей. Предметом крупных, оптовых оборотов была рыба привозная, «низовая», с астраханских ловель. Крупнейшими нижегородскими рыботорговцами были гость Григорий Никитников, купец гостиной сотни Семен Задорин и посадский«лутчий»человек Антип Клементьев. Именно здесь располагались рыбные садки, в том числе патриарха и Нижегородского митрополита, Свежерыбный и Соленорыбный ряды Нижнепосадского торга, а также Рыбная государственная контора Камер-коллегии.

Значительное переустройство эта территория претерпела после пожара 1819 года. В ходе последовавших градостроительных преобразований этой части города по проекту А. А. Бетанкура склады были ликвидированы. С середины 1830 — 1850 годов в квартале сформировалась линейная система улиц. Появилась, в том числе, Верхняя Живоносновская (ныне Кожевенная) и переулок Рыбный, сохранивший свое название до наших дней. Почти вся застройка этого квартала была каменной и эстетически неброской, со скромными фасадами, что диктовалось торгово-складским назначением зданий. С середины XIX века Кожевенная улица застраивалась купеческими доходными домами, многие из которых сохранились.

По сведениям Н.И. Храмцовского, как раз напротив Рыбного переулка на улице Верхней Живоносновской (ныне Кожевенной) между гостиницей Фролова, известной более под названием «полицеймейстерских номеров» и Посадским рынком находился Обжорный ряд, в котором по веснам бурлаками и прочим рабочим народом выпивалось необъятное количество квасу и съедалось тысячи пудов солонины, печенки, голов говяжьих, сушеного судака и прочего, и прочего». Обжорные ряды — это кухни-однодневки, столовые для бедноты под открытым небом. Были они в обеих столицах и во всех крупных городах.

(на фото — картина В.Маковского «Московская обжорка»).

Как известно, с середины XIX века за этой местностью закрепилось обиходное название «Миллионка» в связи со скоплением в этой части города беднейших слоев населения — крестьян, сезонных рабочих, бурлаков, грузчиков, которые устремлялись в Нижний Новгород на заработки, искали дешевого ночлега, но зачастую попадали в кабалу к трактирщикам, вели асоциальный образ жизни, становясь «бывшими людьми», «золоторотцами». В этом районе на несколько десятилетий сложилось городское «дно». На историческом снимке выдающегося нижегородского мастера социального фоторепортажа М.П. Дмитриева запечатлена повседневная жизнь Рыбного переулка. Слева на снимке видна часть дома №5/9.

(фото М.П. Дмитриева. Рыбный переулок.) Share Add to


Комплекс военных казарм (Красные казармы)

Опубликовано

Памятник истории и культуры регионального значения

Перед вами — комплекс Красных казарм, состоящий из двух трехэтажных «на подвалах» корпусов, Восточного и Западного, и хозяйственных построек (конюшни, кухни, кладовых). Дата создания: 1835 — 1853 гг. Построены по личному указанию императора Николая I по проекту губернского архитектора И.Е. Ефимова. Инженером проекта Красных казарм был П.Д. Готман Производителем работ был сначала городской архитектор Г.И. Кизеветтер, а впоследствии городской архитектор Л.В. Фостиков.

Как это было. До конца XVII века стрельцы нижегородского гарнизона жили собственными дворами в особых стрелецких слободах, а с петровских времен определялись на постой к посадским людям, из-за чего возникали постоянные конфликты. На рубеже XVIII–XIX веков местное дворянское сообщество выстроило на собственные средства два каменных корпуса казарм в Нижегородском кремле, но большая часть офицеров и солдат оставалась на постое у мещан.

Во время своего первого пребывания в Нижнем Новгороде в октябре 1834 года Николай I, осмотрев город, произнес: «У вас в Нижнем природа сделала все, чтобы украсить город, а люди делают все, чтобы его испортить». Царь принял решение выработать Детальный план полного переустройства всего города. Собравшемуся купечеству и властям города царь заявил: «Я предназначен судьбой исправить ошибки истории в отношении вашего города». Царь потребовал план города и собственноручно начертил на нем необходимые исправления. Остальные указания он дал устно, они были записаны на бумагу и составили вместе с пополнениями при следующем приезде царя 88 пунктов. Этот обширный перечень заключал: переделку домов окнами к реке, перенос значительной части зданий на новые места, удлинение улиц в одних случаях и расширение – в других; устройство съездов и виадуков по Окской набережной; постройку новых казенных зданий, церквей, часовен, воинских казарм, плац-парада и проч.

Николай I повелел военному губернатору М.П. Бутурлину «предложить обывателям сего города, но не в виде, однако ж, Высочайшего повеления, построить на сумму 400 тысяч рублей казармы, с тем… чтобы означенный город освобожден был вечно от постоя, кроме необыкновенных встретиться могущих случаев».

Необходимые на строительство средства собирались с трудом. В документах архивного фонда Нижегородской губернской дорожной строительной комиссии, в ведомости о занятиях губернского архитектора И.Е. Ефимова в деле об устройстве воинских казарм, имеется донесение Нижегородской городской думы военному губернатору М.П. Бутурлину от 4 июля 1836 г. о сборе денежных средств на построение в Нижнем Новгороде воинских казарм, где сообщалось, что «с 12 июня … по 4 июля в думе принято внесенных домохозяевами города 40 642 рубля 29 копеек…». В рапорте городской думы от 31 декабря 1836 г. городской голова Ф.П. Переплетчиков доносил губернатору: «… а всего собрано на 1 января 1837 г. 225 136 рублей 71 копейка…». Сбор средств был продолжен и в 1837 году и к 1 июля общая сумма составляла 259 006 рублей 43 копейки.

Казармы планировали возвести за пять лет, но строительство затянулось на 18 лет. Место, выбранное императором для постройки казарм, регулярно подтоплялось в разлив, поэтому технология строительства требовала серьезной проработки способов устройства фундаментов. Ефимов предлагал закладывать «под фундаментом сплошные лежни из бревен до 10 вершков толщиною на поперечных перекладах, углубленных в землю под один горизонт», как наиболее эффективный, неоднократно проверенный и менее затратный «противу устройства на сваях».

Однако на практике были использованы именно сваи. Создатель нижегородского водопровода инженер А.И. Дельвиг вспоминал: «По причине жидкого грунта потребовалось под них забивать сваи частоколом при глубоком фундаменте, на что потребовались огромные издержки». Лишь в 1844 году удалось завершить кладку стен, а основной объем работ выполнили к 1846 году. По предложению А.И. Дельвига для отвращения проникновения сырости в подвалах кирпичные полы были устроены на искусственном цементе, тем же цементом были отштукатурены стены и своды. В 1853 году были выполнены все отделочные работы. В следующем году в казармах разместили два строевых батальона и роту жандармов.

В итоге по единому проекту было построено два трехэтажных здания с подвалами, казарм, каждое площадью около 4500 кв. м. В двух верхних этажах размещались нарным способом низшие военные чины в количестве четырех рот. На первом этаже размещались хозяйственные помещения. Отопление осуществлялось голландскими и частично круглыми железными печами. Вентиляция помещений осуществлялась через оконные форточки и частично каминами. При каждой из казарм было построено каменное одноэтажное здание надворных служб, в которых размещались кладовые, ледники, сараи для обоза, конюшня, цейхгаузы.

В период строительства владельцы городских домов вносили займы и освобождались от квартирной повинности. Они получали от Думы квитанции о взносе денег и доску с надписью: «Освобожден от постоя», которую имели право разместить на фасаде своего дома.

Из-за многочисленных строительных недостатков и недоделок корпусам казарм уже в начале 1860-х годов потребовался серьезный ремонт. С 1869 года бремя содержания казарм было возложено на городские власти, но «по громадности денежных затрат», необходимых для этого, дело, как правило, ограничивалось текущими ремонтами.

Уже в начале 1870-х годов самими военными чинами признавалось, что помещения казарм неблагоприятно влияют на здоровье квартирующих в них войск, так как казармы построены близ русла реки Волги, у самой подошвы Кремлевской горы, чрезвычайно богатой подземными ключами. «Местность, окружающая казармы, препятствует доступу к ним свежего воздуха, окружены наиболее грязными и неопрятными городскими строениями (авт. ночлежными домами квартала Миллионки). Вследствие дурного устройства дренажных труб, подвальные этажи большею частию года наполнены водою, которая, всасываясь в фундамент, постоянно сообщает сырость стенам».

Несколько раз поднимался вопрос о продаже казарм частному лицу, рассматривалась возможность использовать один из корпусов под ночлежный приют, а второй приспособить для дешевых квартир с устройством в нижнем этаже торгово-промысловых заведений, народной столовой и чайной, а для расквартирования войск построить новые казармы на правительственную ссуду. Но эти планы не осуществились. Назначение казарм не менялось.

Любопытный факт: в документах архивного фонда Нижегородской городской управы, в переписке с 9-м Староингерманландским пехотным полком (размещался в Красных казармах до 1892 г.) о ремонте казарм, имеется рапорт надзирателя красных казарм Владимирова нижегородскому городскому голове В.А. Соболеву от 14 января 1888 г., в котором сообщается «о производимых маршировках в помещениях… не частями, а общими шеренгами», что способствовало разрушению здания. Как указывалось в деле Нижегородской городской управы строительного отделения за 1895 год, подвальные помещения казарм ничем не заняты ввиду ежегодного затопления весенними водами.

Рядом с Красными казармами располагались здание военного госпиталя, жилые помещения для офицерских чинов, приходская церковь – Живоносновская.

После 1917 года в помещениях казарм была проведена глубокая реконструкция. В советское время в Западном и Восточном корпусах располагались различные подразделения нескольких воинских частей.

С началом Великой Отечественной войны Красные казармы стали местом дислокации и начальной военной подготовки новобранцев перед отправкой на фронт. К тому времени относится формирование в казармах целого комплекса по подготовке призывников.

В Восточном корпусе располагались мобилизованные из республик Средней Азии, Кавказа, в Западном – новобранцы из Горького и области. Солдаты спали на дощатых настилах и соломенных матрацах. Около казарм на Волге находилась судовая пристань. Еще до войны, в 1939 году, на прилегающей территории была сооружена конюшня на 20 лошадей. Перед проломом на месте разрушенной тогда Зачатьевской башней располагался земляной плац. За ней – площадка для отработки штыкового боя с объемными щитами из плетеных прутьев. Там же – спортивная площадка с турниками, брусьями, бревнами, канатами. Комплекс был оборудован всем необходимым: кухни, кладовые, склад обмундирования, прачечная, столовые, госпиталь. В помещении казарм находился клуб, в котором демонстрировались фильмы. Весной 1942 года был сформирован музыкальный взвод, под звуки которого бойцов провожали на фронт.

В 1943 году Белая кремлевская башня была оборудована под арсенал – склад боеприпасов. Рядом с Белой башней располагалась мастерская для заполнения газом аэростатов, защищавших от бомбардировок промышленные объекты и мосты города.

В 1965 году в западном корпусе был размещен военно-медицинский факультет Горьковского медицинского института (с 2012 года — федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Институт Федеральной службы безопасности РФ»).

В Восточном корпусе в послевоенное время до 1965 года, как и в Западном корпусе, размещалась воинская часть по сопровождению военных грузов, санитарно-эпидемиологический отряд воинской части. В 80–90-е годы в подвальном помещении располагалась база военторга. В 1998 году воинская часть прекратила свое существование, была расформирована, а здание стало заброшенным и неиспользуемым. Администрация Нижнего Новгорода стала собственником Восточного корпуса Красных казарм и КПП при нем в начале 2013 года, получив объекты от Министерства обороны РФ после полутора лет переговоров о передаче объекта муниципалитету. В 2013 году корпус был продан через аукцион. В настоящее время находится в частной собственности.


Здание промышленного назначения

Опубликовано

ул. Кожевенная, д. 1-А и д. 1

На месте здания конструктивистского стиля, частично перестроенного в 2000-е годы, которое вы видите перед собой, в 1839 году было два домовладения. Одно из них — двухэтажный каменный доходный дом, фиксирующий угол Верхней Живоносновской улицы (ныне Кожевенной) и Гарнизонного (ныне Казарменного) переулка.

Согласно исследованиям знатока нижегородской архитектуры историка Алексея Ивановича Давыдова, владельцем дома на 1867 год значился нижегородский купец, благотворитель, почетный гражданин, дважды избиравшийся городским головой Нижнего Новгорода, Василий Климентович Мичурин, прославившийся восстановлением церкви Живоносного Источника после оползня.

(Проект перестройки здания почетного гражданина В.К. Мичурина на углу Живононосной улицы и Казарменного переулка, 1867 год. Фрагмент (ЦАНО))

В 1886 году собственником домовладения, включающего каменный двухэтажный дом, каменный флигель, срубы, сарай и дровяник, значится уже купец Никанор Иванович Колчин.

Соседнее домовладение принадлежало Федору Петровичу Переплетчикову — почетному гражданину, общественному деятелю, благотворителю, городскому голове (избирался на эту должность трижды). В 1839 году по проекту городового архитектора Г.И. Кизеветтера для него был выстроен трехэтажный каменный дом с торговой галереей в виде арочных проемов вдоль Живоносновской улицы и проезд во внутренний двор.

В результате пожара на Живоносновской улице в 1882 и 1883 годах сгорело несколько домовладений, в том числе и дом Переплетчиковых. Место продолжало оставаться за Переплетчиковыми в течение нескольких лет. 29 мая 1891 года его совладельцем становится Н.И. Колчин, который позднее строит на этом месте двухэтажный дом (предположительно, на месте современного дома №1 по Кожевенной). Таким образом, в руках Колчина оказалось два участка: угловой, выходящий на Казарменный переулок, и примыкающий к нему соседний, по Живоносновской улице. В 1910-е годы объединенное домовладение принадлежало Александру Автономовичу Ахапкину. В окладных книгах 1910 года говорится, что здесь находились как жилые, так и торговые сооружения, баня, а также мукомольное предприятие. В советское время домовладения А.А. Ахапкина были национализированы.

В 1920-е годы участок находился в ведении «Госрыбсиндиката». На углу Казарменного переулка на месте дореволюционной застройки в 1927 – 1929 годах было выстроено двухэтажное здание промышленного склада-холодильника в духе конструктивизма с применением железобетонных конструкций по проекту советского архитектора М.Я. Гинзбурга. Здание находится в частной собственности и используется под офисы.

Фото А.И. Давыдова.


Пушкинская народная читальня

Опубликовано

Зеленский съезд, 10

Перед вами — бывший торговый корпус купчихи М.Ф. Сухаревой на Зеленском съезде, который она завещала городу. После существенного ремонта в этом здании 31 декабря 1900 году в присутствии местных властей — городского головы А.М. Меморского, гласных (депутатов) думы, а также священников и представителей прессы, была открыта бесплатная «Пушкинская» народная читальня-столовая с целью «удовлетворить образовательным и воспитательным потребностям преимущественно низших и беднейших сословий городского населения, путем бесплатного доступа к пользованию книгами в помещении читальни». Это культурное заведение открылось по инициативе гласных Нижегородской думы и находилось в ведении местного городского общественного управления.

Предысторию открытия и последующей работы бесплатной читальни в 1895 году изучил крупнейший специалист в краеведении Юрий Григорьевич Галай. Устроена читальня была так: второй верхний этаж разделили стеклянной перегородкой между библиотекой и столовой на 70 человек; нижний этаж был отдан также столовой с кухней и под квартиру смотрителя.

В читальной комнате были расположены пять дубовых столов с табуретками, на стенах развешаны портреты императоров Александра II, Николая II и Александра Пушкина, а также географические карты всех частей света. В день открытия здесь побывали свыше сотни человек, в первый месяц — 5000, а в первый год читальню посетили 48000 человек. В период навигации количество посетителей существенно возрастало. Основной контингент читателей состоял из крестьян, приехавших в город на заработки, бездомный рабочий люд (так называемая «золотая рота») и босяки с Миллионки. Читальню посещали в основном мужчины, женщин и детей было немного.

Библиотечный фонд читальни составлял 7000 томов. На первом месте по числу требований стояли местные периодические издания «Волгарь» и «Нижегородский листок», беллетристика, книги по географии, о путешествиях, истории, естествознанию и сельскому хозяйству, книги духовно-нравственного содержания, по искусству и ремеслам, а также справочные издания. В отчетах значилось, что за время работы читальни не пропало ни одной книги (!). Отношение босяков к книгам было поистине благоговейным.

Кому же принадлежит идея открыть бесплатную читальню рядом с Миллионкой и Балчугом? В период подготовки Нижнего Новгорода к открытию в 1896 году грандиозной XVI Всероссийской промышленно-художественной выставки в городе проводились значительные работы по благоустройству, возводились новые здания общественного и культурного назначения. Гласный Нижегородской Думы, член комитета Попечительства о народной трезвости Владимир Михайлович Волков на одном из заседаний Думы выступил с инициативой открытия в Нижнем Новгороде народной читальни для просвещения жителей Нижнего Новгорода. Гласный привел в пример Вятскую и Уфимскую губернии, где народные читальни уже были открыты.

Читальня, тем не менее, открылась только через пять лет после высказанной Волковым инициативы и многочисленных обсуждений, получив название «Пушкинской». В 1899 году в стране отмечали 100-летний юбилей со дня рождения А.С. Пушкина. К этой знаменательной дате Нижегородской архивной комиссией проводилась работа по собиранию материалов, связанных с родом Пушкиных, пребыванием поэта в Нижегородской губернии. Нижегородские власти к этой дате планировали открыть бюст А.С. Пушкина во дворе семинарии и читальню имени Пушкина, разбить Пушкинский сад. Но программа празднования не была полностью выполнена по разным причинам. Пушкинская народная читальня появилась в 1900 году, спустя год после юбилея поэта; Пушкинский сад стал реальностью в Нижнем Новгороде только в 1907 году.

Управлялась читальня особым комитетом, члены которого избирались городской Думой, а содержалась за счет средств городского бюджета, частных пожертвований, сборов с публичных лекций спектаклей, концертов, устраиваемых в пользу читальни. В комитет вошли уже упомянутый инициатор устройства читальни В.М. Волков, Е.К. Ромашов — титулярный советник, участковый мировой судья 6 участка Съезда мировых судей, С.В. Щербаков — коллежский советник, преподаватель Губернской гимназии, преподаватель Мариинской женской гимназии, председатель кружка любителей физики и астрономии.

К открытию читальни готовились основательно, собрав не только солидный книжный фонд, но и отремонтировав здание сухаревской «каменной палатки» за счет благотворителей, о чем свидетельствует, к примеру, письмо в Нижегородскую Городскую Управу от благотворителей -представителей Нижегородской конторы торгового дома «Износков, Зуккау и К°» о поставке оцинкованного железа для покрытия здания «Пушкинской читальни» (1899 г.).

Книжные фонды читальни постоянно пополнялись, а каталоги строго регламентировались Правилами. Из беллетристики читатели могли здесь прочитать произведения Гоголя, Гончарова, Даля, Достоевского, Лескова, Л.Н. Толстого, Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Вальтера Скотта, Байрона, Гейне, Гюго, Шекспира, Жюль Верна, Фенимора Купера, Диккенса, Майн Рида; из истории — работы Карамзиина, Костомарова, Ключевского, Соловьева, Вебера, Иегера, Шлессера. Однако, как отмечали члены Комитета по управлению читальней, цензура ограничивала поступление книг новейших писателей, отсутствовали «толстые» журналы, почти отсутствовали произведения Белинского, Салтыкова-Щедрина, Гаршина, Надсона, Горького.

В конце 1903 года для читальни были построены витрины с в подвижными рамами, в которые вставлялись картины из иллюстрированных журналов по истории, географии и текущим событиям с указанием, в какой книге можно о получить дополнительные сведения.

Во время Первой мировой войны в здании читальни был развернут военный лазарет. Бесплатную читальню даже предлагалось перевести в разряд платных, но гласный Нижегородской думы, выдающихся фотограф, мастер социального репортажа Максим Петрович Дмитриев высказался против лишения «обывателей Миллионки читальни — единственного светлого оазиса в их жизни». Дмитриев считал, что «читальня облагородила Нижегородское дно (прежде там была поножовщина, страшно было войти), облагородила нравы нижегородских низов». Дмитриев предложил перевести читальню в другое подходящее помещение. После состоявшегося обсуждения на заседании городской думы, бесплатную читальню решено было оставить в районе Нижнего базара. Для этой цели решили использовать перешедшее к городу здание польского костела на Зеленском съезде (располагался на противоположной стороне, здание утрачено).


31 января 2024 года Фонду «Земля нижегородская» исполнилось 30 лет. Благодарим друзей и партнеров за сотрудничество и доверие!



603001, Нижний Новгород,
Нижневолжская набережная, 7/2,
офис 22

(831) 430-28-15

zhar-ptica27@yandex.ru


Модернизация сайта проводится при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив